Она слагает в рифмы жизнь

Галина Горгун

Лунинецкая поэтесса Галина Горгун знает секрет, почему «у природы нет плохой погоды» и почему «весь мир опускается в ее ладони»? Она не волшебница, но умеет повелевать невозможным: шаловливому дождику лазить по крышам и бегать по лужам, босыми пятками больно биться об асфальт; матушке-природе видеть прекрасные сны; тихому рассвету шершавым языком слизывать с травы росу, как кот лакает из миски… Поэтессе, как видим, была подвластна метафора Осипа Мандельштама: вытекать из души настоящим медом, а не простой водицей. И вообще, эта женщина какая-то особенная. Ее мягкость, женственность, возвышенность могли бы занять достойное место в эпоху Средневековья, как у Беатричи и Лауры.

Есть на карте России, в кубанской степи, небольшой городок Тимашевск. Баловень солнца, там изобилие зелени, а река Кирпили дарит людям в жару свою чарующую прохладу.

В тот мартовский день все в городке жило своим привычным ритмом, а в местном роддоме на свет появилась маленькая девочка: недоношенная, с диагнозом ДЦП и ко всему еще – мертворожденная. Уже поступило от врачей предложение роженице Зинаиде Васильевне отдать дитя студентам в медицинский институт для практики. Женщина тихо плакала, прижимала свою крошку к груди и… нежно прощалась с нею! Но вдруг сердечко девочки встрепенулось, ожило…и с этого мгновения она получила большой дар с небес – жить и восторгаться миром. Мама Галины первые годы жизни дочери боролась за ее здоровье, возила даже в Москву к врачам, но утешения было мало, поэтому в семь лет малышку оформили в Ейскую спецшколу-интернат для детей с физическими недостатками, в котором она проучилась десять лет. Поэтический дар дремал в девочке недолго и уже в четвертом классе вырвался на свободу, чтобы никогда не расставаться…

На уроке русского языка дали писать сочинение о домашнем животном. В нем Галя поместила свое первое в жизни четверостишие:

Мой Пушок белее  снега,
Любит  с кошками играть,
Нашу Мурку любит часто
Он за хвостик потаскать.

Одноклассники стали умолять юную поэтессу сочинить им нечто подобное, и она не могла им отказать. Так пришло первое признание. И не удивительно – вся в папу, Александра Васильевича Каштанкина. Он хорошо рисовал, писал стихи, которые печатали в местных газетах. К сожалению, родители развелись и встречи с отцом стали редкими. В седьмом классе стала посещать литературную группу при местной газете «Приазовские степи», а в декабре 1979-го стихи впервые были напечатаны.

Спецшкола-интернат… Здесь у ребят за десятилетие учебы формируется особая дружба, построенная на общей боли, понимании друг друга с полуслова. К выпуску из этого учреждения образуется нерушимое братство, нечто сродни братству Царскосельского лицея пушкинского времени, поэтому расставание для учащихся было болезненным и со слезами на глазах. Вот и для Галины 1982 год шелестел своими календарными листочками, предупреждая: пора думать о дальнейшем поступлении. Выбор пал на Новочеркасский техникум.

Учеба нравилась девушке. Здесь она встретила своего будущего мужа Николая Горгуна. Он был родом из Беларуси, из Лахвы. Время летело быстро, в 1986 году получен диплом технолога швейного производства. Галина вышла замуж за Николая и молодые уехали в страну серых цапель.

Белорусское Полесье – удивительный край! Теперь ей предстояло здесь жить и полюбить эти тихие леса; воды Припяти, Смерди; историю Лунинетчины и вписать свое имя в список местных поэтов.

Родители Николая встретили молодых очень тепло, сердечно, а Галину приняли, как родную дочь, окружили любовью и пониманием. Разве такое может забыться?

Как из старой волшебной сказки, в минуты особой тишины, выплывали перед мысленным взором Галины картины прошлого Лахвы и наполняли ее душу поэзией…

Зачем мне нужна тишина?
Ведь я в тишине  стремлюсь
Испить тебя, Беларусь.
Пока та криница жива –
Пусть просятся в рифмы  слова.
У жизни нет большей цены,
Чем вечер твоей тишины.
Врываясь в твою  синеву,
Я ею дышу и живу…
Полощется ветер в речке,
Плывут облака-овечки…
Останусь всегда верна
Тебе, моя тишина…

Молодую поэтессу приводили в трепет факты, что с 1911 по 1912 годы в Лунинце жил и работал Якуб Колас. Иногда в тихие вечера Галине рисовались картины-видения творческого вдохновения поэта: рабочий стол, на столе – керосиновая лампа, исписанный лист, на который легли первые строки поэмы… А еще гулко начинало стучать сердце от мысли, что ее душа соприкоснулась здесь с душой великого русского поэта Александра Блока.

В 1988 году супруги Горгуны получили малосемейку в Лунинце, а в 1989-м у них родился сын. Город принес еще одну приятную новость: районная газета «Ленiнскi шлях» стала публиковать ее стихи, состоялся дебют и в областной «Заре». Вскоре появились дипломы, награды… В 1997 году вышел первый сборник «Жизненная позиция», а в 2007 – книга «Давайте будем жить с любовью», изданная газетой «Лунiнецкiя навiны» в Минске. И Галина все это время жила счастливым человеком, влюбленным в рифмы, в свою новую родину – Беларусь, где так часто грустила о России.

А сама белорусская природа для нее была храмом, светлой радостью, нежностью, восторгом и единением с нею. И сколько прекрасных сравнений находила Галина – емких, бесценных, которые убеждали и убеждают читателей: как велика ее любовь к окружающему миру! Да и Галина сама признается, что хочется ей прикасаться к земле, травинкам, слушать до бесконечности напев листвы, жить долго-долго где-нибудь в лесу, встречать солнышко на рассвете, восхищаться пением птиц, наслаждаться поцелуями ветра, любоваться полетами аистов в голубом небе…

Звенит последний месяц лета,
Незримо в осень уходя…
Природа,   спутав все приметы,
Нам не оставила дождя.
Уже давно, устав от зноя,
В плену привычной  суеты
Мы ищем что-то неземное,
Чтоб как-нибудь  себя  спасти.
И по дороге раскаленной
Уедем в лес до темноты,
Чтоб в тишине его зеленой
Покой и бодрость обрести.
Там ветерок бежит вприпрыжку,
Во  сне березы шелестят.
И дуб чубатый, как мальчишка,
О чем-то шепчет невпопад.
Лишь песен птичьих переливы
Тревожат эту тишину…
В траву с зелено-рыжей гривой,
Как в бездну, руки окуну!
Еще не  скоро до метелей…
Оставив все, про все забыв,
Усну в ромашковой постели
Под незнакомый мне мотив.

Вырос сын Вячеслав, женился. Его жена Яна родила Алексея, которому сейчас 5 лет. И теперь Галина и ее муж – бабушка и дедушка…

Время от времени хочется погрузиться в своих воспоминаниях в прошлое. В 2000 году она принимала участие в региональной телепередаче «Земляки» в Микашевичах. В исполнении заслуженного артиста Беларуси Алексея Исаева звучал «Лунинецкий вальс» на ее стихи и музыку местного композитора Евгения Куфайкина. По дороге домой Галина поговорила с Евгением Яковлевичем о музыке. Как же было больно, когда вскоре узнала, что он умер…

Конец зимы. В природе блеклые краски. И печально звучат мелодии зимнего холода, а у Галины холод звенит нотками удивления:

Что  случилось  с тобой,  зима,
Может, ты заболела?
И  стоят в забытьи дома,
Будто люди без дела.
Ждут, когда же на плечи им
Снегом  спустится вечер,
И метелей холодный дым
Зашагает навстречу…

Сердце Галины ощущало и другой холод: с годами сузился круг друзей, реже стала посещать вдохновенная муза. Так порой хочется тепла, радости, цветов… Любимые – фиалки, анютины глазки и… конечно, розы, когда они в утренней росе. В минуты грусти тянет перечитать стихи Пушкина, Есенина, Высоцкого, Асадова… Поэтесса тихо шепчет:

Как мало все же человеку надо –
Одно письмо. Всего-то лишь одно.
И нет уже дождя над мокрым  садом,
И за окошком больше не темно…

И в душе Гали вдруг тихо начинает звучать любимый полонез Огинского «Прощание с Родиной». В нем есть такая же пронзительная грусть и величественная ностальгия, как и в душе Галины. Ее одноклассники очень далеко и встречи с ними так редки, да и родная Россия теперь также за долами и лесами, куда, уже возможно, не съездить… Музыка бередит душу. От этого поднимается настроение, рождается особая нежность и радость: у нее есть Беларусь синеокая, для которой она будет еще долго слагать свои вдохновенные стихи – стихи сердца и души!

Дадаць каментарый

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.