Самоволка: от чего бежишь, солдат?

Трудно ловцам сенсаций понять простую мысль: армия – не тюрьма и не изолятор, там нет вышек с вооруженной охраной и сторожевыми псами. Все военнослужащие срочной службы имеют право на свободное время и свободное перемещение в пределах воинской части в установленное время, а также на использование мобильных телефонов. Да и весна, в конце концов, на дворе…

Между тем, несложно вспомнить, что самовольная отлучка из расположения воинской части – одно из древнейших воинских правонарушений. Еще в Римской империи солдата, пойманного в самоволке, зачисляли в штрафную часть, а если он скрывался у родителей, то и их подвергали суровому наказанию.

Литовским статутом 1579 года (раздел «Об обороне земской») предусматривались за оставление места службы такие наказания, как потеря чести, потеря имени, штраф, заковывание в цепь и смертную казнь. Уголовное уложение 1802 года, императора Александра I, требовало в судебных приговорах самовольщиков «наказать жестоко» или «нещадно», к примеру, высечь 50 ударами кнута.

До 1916 года побегом или, в современной трактовке, самовольной отлучкой считалось отсутствие на службе в течение шести дней в мирное время, трех дней в военное время и одного дня при непосредственной близости неприятеля.

Постановлением Совета Рабочей и Крестьянской Обороны 1918 года самовольщики должны были строго наказываться, а дезертирство было признано одним из самых тяжких и позорных преступлений, влекущих наказание в виде смертной казни.

В 1924 году был принят первый общесоюзный законодательный акт об ответственности за воинские преступления – Положение о воинских преступлениях. Оно установило единую для всех республик, входящих в СССР, систему ответственности за воинские преступления. Ответственность за самовольное оставление части теперь предусматривалась дисциплинарным уставом только при условии, что военнослужащий, совершивший самовольное оставление своей части или места службы на срок менее шести суток, явится в часть добровольно.

Это свидетельствует лишь об одном – ни в какие времена ни в одной армии мира не мирились с самовольщиками. За многовековую историю развития цивилизации и вооруженных сил претерпевали изменения лишь формы наказания правонарушителей.

Предусмотрено наказание для самовольщиков и в Уголовном кодексе Беларуси, и довольно суровое – от ареста до лишения свободы. Строгость наказания зависит от продолжительности самовольной отлучки. Но и эти виды наказаний довольно гуманны – все-таки наша молодежь весьма грамотна и обладает высоким уровнем самосознания.

А вот, в Болгарии, к примеру, за самовольное оставление воинской части или места службы установлен только один, вид наказания – лишение свободы сроком до пяти лет. В Латвии самовольная отлучка продолжительностью более трех суток, но без признаков дезертирства, наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

В Вооруженных Силах Беларуси предпоследний случай отлучки произошел в прошлом году и был единичным. А вот профилактикой самоволок белорусские военные занимаются настойчиво. В перечне основных мер – контроль за наличием личного состава, позволяющая оперативно выявить факт отлучки, системы круглосуточного видеонаблюдения в казармах, тесное взаимодействие с правоохранительными и специальными органами, призванное обнаружить и возвратить беглеца в воинскую часть.

Кроме того, командиры совместно с войсковыми психологами выявляют лиц, склонных к противоправному поведению, имеющих проблемы с адаптацией к условиям военной службы, работают с ними индивидуально, чтобы предотвратить возможные негативные поступки. Юристы в погонах с первых дней службы разъясняют новобранцам, какая ответственность ждет их в случае правонарушений. Без командирского инструктажа с подробным разъяснением правовых последствий тех или иных действий не начинается ни одно армейское мероприятие.

Однако, как показывает практика, мотивы поступков конкретной личности могут быть весьма туманны, понять их сразу не всегда под силу даже опытному специалисту-психологу. Некоторые поступки молодых людей называют необдуманными, и это верно: в ряде случаев высокий уровень гормонов в крови действительно застилает разум. Да и ложная романтика может сделать свое неблагодарное дело. Группа «Любэ», помнится, пела: «На сапогах играет солнышко, сигареточка «Полет», а за забором самоволочка кружит голову и ждет…». Ну а «бывалые» солдаты так и вовсе бравируют: «Самоволка, самоволка, самоволка-самоход! Кто не ходит в самоволку, службу даром проведет!».

Что касается рядового Александра Невмержицкого, то, надеемся с ним все хорошо, он будет найден и возвращен в воинскую часть 72-го Объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов.

Виктор Белявский спец.кор. «Ваяр»