«У меня появилась еще одна семья!»

— радостно сообщил в Кожан-Городке Джаред Голдман, когда закончил свой ультрамарафон длинной в 230 километров.

Стартовал американец 10 августа в Минске. Его путь пролегал через Фаниполь, Узду, Копыль, Слуцк, Солигорск… Каждый день по 40-60 километров с небольшими перерывами. И вот заключительный этап. Ленин — Кожан-Городок…

В поиске корней

Джаред Голдман родился и вырос в американском городе Сент-Луис. 18 лет назад он переехал а Германию. В последние годы серьезно увлекся бегом, постоянно участвует во многих европейских марафонах, а также во Вьетнаме и Камбодже. И вот новое интересное испытание — необычный забег по Беларуси.

Вместе с гостеприимными жителями Кожан-Городка на финише его встречала мама, которая специально прилетела из США, чтобы поддержать сына. Пока Джаред с друзьями и любителями бега находился на дистанции, она в сопровождении Виталия Коротыша, который был годом и переводчиком, осмотрела местную площадь, от которой отходят 7 дорог, и одну из достопримечательностей городка — Свято-Николаевскую церковь.

За чашечкой травяного чая, которым угостил председатель сельского исполкома Иван Зубко, Джанет расказала про свою семью и как появилась идея осуществить такое путешествие.

Про белорусские корни Голдман узнал, когда учился в школе — делал проект родословной. Фамильное дерево ему помогала составлять именно мама, которая и рассказала историю про прадеда-полешука Хецке Биребейфе, который, оказавшись в Америке, сменил имя на Гарри Голдман. Было это в начале ХХ столетия.

— Многие эмигранты, когда покидали свою родину и обосновывались на чужбине, старались забыть про прошлое, — рассказывает Джанет. — Потому немного в семье вспоминали про свои корни. Однако, есть у нас, можно сказать, реликвия, которая хранится с того далекого времени. Это большая картина, которая висит на стене. С нее смотрят серьезные мужчины в фуражках и надпись «Кожан-городок». Именно она вдохновила на идею осуществить путешествие в Беларусь, хотя нам долго было непонятно, где находится этот Кожан-Городок.

— Также у моего отца сохранилась ктуба — еврейский брачный договор, где указано, что его дедушка и бабушка поженились в Минске, — рассказал марафонец.

Джаред помнит, как его бабушка и дедушка по отцовской линии разговаривали на идише, отмечали еврейские праздники. А вот Джанет приняла иудаизм только после того, как вышла замуж. С годами окунулась в религию с головой и по этот день остается активным членом еврейской общины в Сент-Луисе.

Родители четко распланировали детство Джареда: отдали в воскресную и еврейскую школы, а потом настояли и на церемонии бар-мицвы.

— Вот тогда и началось мое сопротивление, — вспоминает спортсмен. — Я очень злился на родителей, потому что считал, что каждый имеет право сделать свой личный религиозный выбор, когда станет взрослым.

— У прадеда Джареда было 4 брата, — рассказывает Джанет. — У нас же с мужем только один сын. С Детства он был очень подвижный, разговорчивый. Когда ему исполнилось 12 лет, наши пути с мужем разошлись, но отец всегда поддерживал мальчика. В старших классах учителя хвалили сына, но дома он мог и посвоевольничать. Он всегда знал, что за границами Сент-Луиса другой мир, который ему не терпелось узнать.

После школы Джаред решил не поступать в университет, а отправился колесить по Америке в поисках себя и приключений. Он путешествовал, пока позволяли средства, а потом устроился на работу: на кухню элитного поезда. После трех лет, проведенных на рельсах, юношу перевели в офис, где он отвечал за закупки. Но там случилась классическая переоценка ценностей.

— Как-то пришел домой и сказал, что уволился. Собрал рюкзак и отправился в Европу, — продолжает рассказ мама. — Ему очень понравился Берлин. По его словам, не он выбрал Германию, а Германия выбрала его. Четыре года назад Джаред сказал «нет» алкоголю, три года назад — курению, а два года назад стал упорно заниматься бегом.

О самом сложном и самом необычном

Никогда раньше Джаред не был ни в Беларуси, ни в какой-нибудь другой русскоязычной стране. И хотя первоначально он был уверен, что незнание языка — это не очень важно, но после финиша отметил, что самым сложным была не физическая нагрузка, а именно языковой барьер.

На вопрос, что удивило по ходу дистанции, американец ответил:

— Как чудесно, что в Беларуси так много источников с вкусной и холодной водой. Нам не нужно было менять курс и посещать магазины, чтобы утолить жажду и освежиться. Очень приятно, что на протяжении всей дистанции нас сопровождали любители бега…

Во время белорусского «марафона» к Джареду присоединился Евгений Гуцалов из Витебска — бегун с восьмилетний стажем. Совсем недавно он завершил свой самый продолжительный забег длинной в 650 километров, стартовав в самом северном пункте Беларуси и финишировав в самой южной точке.

У Ленина на дистанцию вышел Юрий Зимич из Кожан-Городка, который связался с Джаредом в интернете и пригласил погостить в его агроусадьбе «Бабулина хатка». В Лахве к бегунам присоединились воспитанники СДЮШОР и представители БРСМ. По доброй белорусской традиции гостей на финише встречали хлебом-солью местные жители.Долго не отпускали они гостя, задавали вопросы, приглашали в гости и фотографировались на память.

— Я — в Кожан-Городке и это чудесно, — сказал на прощание Джаред. — Осуществилась моя мечта. Я очень хочу найти подтверждение тому, что мои прадед и дед отсюда, а еще — установить более глубокую эмоциональную связь с моими родителями. Я увлекся бегом несколько лет тому назад, и он в корне изменил мою жизнь. Благодаря ему узнал много нового про себя. Для меня это способ выразить уважение своей семье, и показать родителям, что я не убегаю, а, наоборот, бегу домой…

Елена Данилович.

Дадаць каментарый

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.